МО - 4 - В Севастополе и на Черном море ( Фото, литература, очерки )

Тема в разделе "ВИГ "Морской Охотник"", создана пользователем Sabot, 5 дек 2014.

  1. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    В годы Великой Отечественной войны основная боевая нагрузка легла на советский «москитный» флот - торпедные катера, бронекатера, сторожевые катера и малые охотники, катера-дымзавесчики, катера-тральщики, катера ПВО. Наиболее сложной была работа малых охотников, МО-4, которые боролись с подводными лодками противника на Чёрном море и Балтике.

    1380471121_2.jpg

    Сторожевой катер в Севастополе, июль 1940 г. Этот катер с марта по сентябрь 1941 г. использовался в качестве опытового судна НИМТИ ВМФ. На заднем плане виден крейсер «Красный Кавказ»
     
    Андрей Сергеевич нравится это.
  2. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    Подводные лодки стали реальной угрозой надводным кораблям в годы Первой мировой войны: «законодателями мод» были германские подводники,но не отставали и их коллеги из других стран. Вскоре после начала боевых действий тоннаж потопленных субмаринами судов превысил потери от надводных кораблей. «Доставалось» от подлодок и боевым кораблям - германская «U-9» потопила три британских крейсера, a «U-26» русский броненосный крейсер «Паллада». В этих условиях флоты всех стран стали лихорадочно искать способы борьбы с подводной угрозой.

    В Российской империи решили применять для борьбы с подводными лодками небольшие быстроходные катера. На них устанавливали несколько пушек и пулемётов и использовали для эскортной службы. Эти небольшие кораблики зарекомендовали себя как универсальное средство борьбы на море и, помимо конвоирования, их привлекали к выполнению других задач. Наиболее удачными оказались «катера-истребители» типа «Гринпорт», построенные в США. Они принимали активное участие в боевых действиях во время Первой мировой и на фронтах Гражданской войны. Часть из них уцелела и вошла в состав советского флота, но к середине 20-х их все списали.


    [​IMG]

    Катер типа МО-4, идущие с большой скоростью, обращали на себя внимание динамичностью формы, лёгкостью и стремительностью хода. Они обладали высокой скоростью хода, манёвренностью и мореходностью


    В межвоенный период во всех странах подводные лодки активно развивались и необходимо было искать эффективные способы борьбы с угрозой из под-воды. В СССР в 1931 г. начали проектирование малого охотника за подводными лодками типа МО-2. Причём его создавали как единый тип малого боевого корабля; в мирное время он должен был выполнять задачи по охране государственной границы, а в военное действовать в составе флотов. Ещё одним условием была возможность перевозки корпуса катера по железной дороге. Было построено около 30 катеров, но в процессе испытаний и эксплуатации выявились их многочисленные конструктивные недостатки. Строительство остановили, и в 1936 г. была начата работа над новым малым охотником типа МО-4. В нём были учтены недостатки предшественника, и конструкторам удалось создать удачный корабль, который в ходе эксплуатации зарекомендовал себя с лучшей стороны. Корпус катера строился из первосортной сосны и имел хорошую живучесть. При небольших размерах он получил мощное вооружение, мог использоваться для траления (оснащался змейковым тралом или катерным параван-тралом) и минных постановок. На борт принимали шесть мин типа Р-1 либо четыре обр.1908 г., или две обр.1926 г., или четыре минных защитника. Для поиска подводных лодок на охотники устанавливали шумопеленгатор «Посейдон», а с 1940 г. гидроакустическую станцию «Тамир». Три бензиновых мотора ГАМ-34БС (мощностью 850 л.с.) каждый были просты и надёжны в эксплуатации. Они обеспечивали катеру высокую скорость хода, через 30 с после получения приказа он мог дать малый ход, а через 5 мин полный. Малый охотник имел хорошую манёвренность и достаточную мореходность (до 6 баллов). Его внешний вид отличала динамичность формы, лёгкость и стремительность хода. На МО-4 улучшилась обитаемость: весь экипаж получил спальные места, все жилые помещения имели вентиляцию и отопление, на катере разместили кают-кампанию и камбуз. Испытания, проходившие на Чёрном море в 1936-37 гг., не выявили серьёзных недостатков в конструкции МО-4 и вскоре началось строительство крупной серии для ВМФ и НКВД. Серийное строительство катеров было развёрнуто на ленинградском заводе НКВД №5. До начала войны на нём было построено 187 катеров: 75 МО пополнили состав флотов и флотилий, 113 вошли в состав Мор-погранохраны НКВД. Часть малых охотников, вошедших в состав Краснознамённого Балтийского Флота (КБФ), приняли участие в советско-финской «зимней» войне. Морским пограничникам пришлось осваивать морские границы Литвы, Латвии и Эстонии, вошедших в состав СССР в 1940 г. После начала войны с Германией серийное строительство типа МО-4 велось на нескольких заводах страны: №5, №345, №640, астраханской судоверфи Наркомрыбпрома и московской судоверфи Наркомреч-флота. Несмотря на все трудности, в тяжёлые военные годы было построено 74 катера типа МО-4.
     
    Андрей Сергеевич нравится это.
  3. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    [​IMG]

    [​IMG]

    Расчёты орудий готовы отразить нападение противника. Вооружение катера составляли два 45-мм полуавтомата 21-К, двух крупнокалиберных пулемётов ДШК. В бомбосбрасывателях на корме размещались восемь больших глубинных бомб ББ-1 и 24 малых БМ-1. И шесть шашек нейтрального дыма МДШ
     
    Андрей Сергеевич нравится это.
  4. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    На Чёрном море к началу войны находилось 74 катера: 28 в составе ЧФ, 46 в составе Морпогранохраны НКВД. Утром 22 июня в море вышли «МО-011», «МО-021» и «МО-031», которые провели траление внешнего рейда Севастополя, но ни одной магнитной мины уничтожить не смогли. С первых дней войны моряки начали отслеживать места падения немецких мин у Севастополя, их заносили на карту и потом «обрабатывали» глубинными бомбами. Например, 1 сентября «МО-011» подобным образом уничтожил три немецкие мины. «Мошки», как и на Балтике, несли дозоры, конвоировали транспорты, прикрывали минные постановки, расстреливали плавающие мины и вели противолодочную оборону. Им приходилось отражать массированные атаки авиации. Например, 22 сентября в районе Тендры «МО-022» атаковали десять Ю-87, погиб командир катера, многие члены экипажа были убиты и ранены, катер получил много пробоин, и его пришлось посадить на мель. Катера принимали участие в обеспечении перевозок для защитников Одессы, которые в течение 73 дней обороняли город. На их счету успешное эскортирование сотен судов и конвоев: транспорты совершили 911 рейсов, из них 595 пароходов эскортировали малые охотники, 86 БТЩ и 41 эсминцы. 16-17 октября 34 сторожевых катера эскортировали суда каравана, на котором была проведена эвакуация Одессы. Был потерян лишь один транспорт, который шёл в балласте. Это самая успешная эвакуация, проведённая советским флотом.


    [​IMG]
    Малый охотник черноморского флота выходит из Стрелецкой бухты Севастополя. На заднем плане хорошо виден владимирский собор на Херсонесе


    [​IMG]
    Сторожевой катер №1012 «Морская душа». Он был построен в годы войны на средства писателя-мариниста Л.А. Соболева. Он получил Сталинскую премию за книгу «Морская душа» и целиком потратил её на его постройку


    30 октября начинается оборона главной базы Черноморского флота. В ней приняли активное участие корабли и катера ОВРа, которые базировались в Карантинной и Стрелецкой бухтах. Части Вермахта ворвались в Крым, и крупные корабли ЧФ перешли на Кавказ. Началась эвакуация базы, вывозили имущество заводов и арсеналов. Эту эвакуацию прикрывали катера и, к сожалению, им не всегда удавалось отразить все атаки авиации. Например, два МО-4 (по другим данным «СКА-041») сопровождали санитарный транспорт «Армения», эвакуировавший из Севастополя персонал морского госпиталя. 7 ноября они не смогли отразить атаку одиночного Не-111. В транспорт попала торпеда, и через несколько минут он затонул. Погибло более 5000 человек. Катерам охранения удалось спасти лишь восемь человек. А «МО-011» 8 ноября в течение пяти часов успешно отражал налёты вражеской авиации. Ему удалось без потерь доставить в Новороссийск плавдок, который буксировал ледокол «Торос». Часть МО-4 также перешла на Кавказ, в Севастополе остались лишь тральщик «Т-27», плавбатарея №3, десять катеров типа МО, девять катеров типа КМ, семнадцать катеров-тральщиков и двенадцать ТКА. Они тралили севастопольские фарватеры,встречали и провожали входившие в порт корабли, прикрывали их дымзаве-сами, вели противолодочный дозор. После начала зимнего штурма ситуация под Севастополем ухудшилась: немецкие батареи теперь могли обстреливать всю нашу территорию, активней стала действовать вражеская авиация. Чтобы улучшить ситуацию, советское командование провело ряд десантов: в Камыш-Бурун, Феодосию, Судак и Евпаторию. В них самое активное участие принимали МО-4. Расскажем подробнее о подготовке и проведении евпаторийского десанта.

    В ночь на 6 декабря СКА №041 и №0141, вышедшие из Севастополя, высадили в евпаторийском порту разведывательно-диверсионные группы. Они успешно обезвредили часовых и захватили полицейское управление. Собрав информацию и освободив узников, разведчики покинули здание. Другая группа провела диверсии на аэродроме. В городе началась паника, немцы открыли беспорядочную стрельбу. Наши разведчики без потерь вернулись на катера. Собранная ими информация позволила подготовить десант. Вечером 4 января из Севастополя вышел БТЩ «Взрыватель», буксир «СП-14» и семь катеров типа МО-4 (СКА №024, №041, №042, №062, №081, №0102, №0125). На них разместили 740 десантников, два танка Т-37 и три 45-мм пушки. Они смогли незаметно войти в евпаторийский порт и захватить его. Им удалось захватить центр города, но потом морпехи встретили упорное сопротивление. Корабли прикрытия отошли на рейд и начали поддерживать десантников огнём. Немцы подтянули резервы, вызвали авиацию и танки. Десантники не получили подкреплений и боезапаса и были вынуждены перейти к обороне. Тральщик был повреждён авиацией, лишился хода и был выброшен на берег. Катера получили повреждения и были вынуждены уйти в Севастополь. Им на смену подошли корабли с пополнением, но из-за шторма не смогли войти в порт. Уцелевшие десантники ушли в партизаны.

    Зимний штурм удалось отразить и ситуация под Севастополем стабилизировалась. Немцы продолжали бомбить и обстреливать город, но активных действий не предпринимали. Катера продолжали нести службу. 25 марта 1942 г. в Стрелецкой бухте Севастополя свой подвиг совершил старший краснофлотец Иван Карпович Голубец. От артиллерийского огня на СКА №0121 загорелось машинное отделение, огонь подбирался к стеллажам с глубинными бомбами. Их взрыв уничтожил бы не только катер, но и соседние катера. Со сторожевого катера №0183 с огнетушителем прибежал И.Г. Голубец и начал тушить пожар. Но из-за разлившегося топлива это сделать не удавалось. Тогда он начал сбрасывать за борт глубинные бомбы. Большую часть ему удалось выбросить, но в этот момент произошёл взрыв. Моряк ценой жизни спас остальные катера. За этот подвиг ему посмертно было присвоено звание Герой Советского Союза.


    [​IMG]

    [​IMG]
    Тяжело повреждённый сторожевой катер №0141 своим ходом возвращается в базу после Новороссийской десантной операции, сентябрь 1943 г.


    Уничтожив советские войска на Керченском полуострове, противник начал подготовку к новому штурму. Севастополь был блокирован с моря и с воздуха. В блокаде принимали участие торпедные и противолодочные катера, мини-субмарины, истребители, бомбардировщики и торпедоносцы. Немецкая авиация господствовала в воздухе. Каждый корабль теперь прорывался в осаждённую крепость с боем. После многодневной массированной артподготовки и постоянных бомбардировок 7 июня Вермахт перешёл в наступление. Силы и ресурсы защитников Севастополя таяли с каждым днём. 19 июня немцы вышли к Северной бухте. Вскоре началась агония Севастополя. Уцелевшие защитники собрались в районе 35-й батареи на мысе Херсонес. Здесь было много раненых и был собран комсостав армии, ожидавший эвакуации. У них не было боеприпасов, катастрофически не хватало воды, еды и медикаментов. Но до Севастополя дошли лишь несколько подлодок и базовых тральщиков, ни один крупный корабль в Севастополь не пришёл.

    Основная тяжесть по эвакуации легла на катера МО. Вечером 1 июля к причалу у мыса Херсонес первым подошёл СКА №052. На него хлынула толпа людей, и он спешно отошёл от причала. При возвращении на Кавказ его атаковал торпедный катер и авиация противника, но их атаки были отбиты. В ту же ночь защитников города приняли на борт «МО-021» и «МО-0101». При прорыве на Кавказ «МО-021» был тяжело повреждён авиацией. Подошедшие катера сняли с него уцелевших, и катер затонул. СКА №046, №071 и №088 приняли людей у Херсонеса и ушли на Кавказ. СКА №029 ушёл в Казачью бухту, принял на борт партактив Севастополя и ушёл на Большую землю. На переходе его атаковала авиация, нанесла тяжёлые повреждения, но он был встречен нашими катерами и приведён в Новороссийск. СКА №028, №0112 и №0124 приняли людей с причала у 35-й батареи и ушли на Кавказ. На переходе их перехватили четыре торпедные катера противника и начался ожесточённый бой. Один из ТКА получил повреждения, СКА №0124 затонул, а СКА №028 удалось прорваться. СКА №0112 в ходе боя получил значительные повреждения и лишился хода. К нему подошли немецкие катера и все находившиеся на его борту были захвачены противником. Немцы затопили катер, а пленных доставили в Ялту. В плен попал 31 человек, в том числе генерал Новиков. Утром 2 июля из Новороссийска вышли пять катеров. К утру 3 июля они подошли к Севастополю и, несмотря на огонь противника, приняли на борт защитников Севастополя: 79 человек СКА №019, 55 человек было на СКА №038, 108 человек на СКА №082 и 90 человек вывез СКА №0108 (данные по СКА №039 отсутствуют). Утром 6 июля в Севастополь направился последний отряд из шести катеров, выделенный для эвакуации. У мыса Херсонес они были обстреляны артиллерией противника, к берегу подойти не смогли и вернулись в Новороссийск без спасённых. Оставшиеся защитники крепости сдались в плен. Так закончилась 250-дневная оборона Севастополя.


    [​IMG]

    [​IMG]

    Для устранения повреждений, проведения ремонта и модернизации катера типа МО-4, как правило, поднимали краном на стенку. На снимках катер Черноморского флота, на заднем плане крейсер «Красный Кавказ»
     
  5. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    После падения Севастополя ситуация на Чёрном море ухудшилась: Вермахт рвался на Кавказ, наш флот лишился большинства баз и был заперт в нескольких небольших портах, он не предпринимал активных действий. Основная тяжесть боевых действий оказалась на подлодках и «москитном» флоте, который обеспечивал воинские перевозки, высаживал диверсантов и разведгруппы, охотился на вражеские субмарины, выставлял минные банки и проводил траление. В этих операциях катера типа МО были просто незаменимы. Их экипажи старались всеми сред-
    ствами повысить боевые возможности своих кораблей: усиливали дополнительное вооружение, постоянное и съёмное бронирование толщиной 5-8 мм (на ходовом мостике, на баке и на бортах в районе бензоцистерн). На нескольких катерах МО были размещены четырёх- и шестиствольные реактивные установки РС-82ТБ, восьмиствольные 8-М-8. Они активно применялись на Чёрном море как в боях с катерами противника, так и по целям на берегу при проведении десантных операций. Например, в конце 1942 г. СКА №044 и №084 в районе мыса Железный Рог обстреляли PC немецкую батарею. После трёх восьмизарядных залпов она была подавлена.
    Это позволило высадить на берег разведгруппу. Всего в 1942-43 гг. на Чёрном море катерами было израсходовано 2514 PC.
    x_a4af2dcf.jpg

    Охотники В Стрелецкой Бухте.


    Наиболее активное участие черноморские МО приняли в многочилен-ных десантных операциях - в Южную Озерейку, на Малую землю, на Таманский полуостров, Керченско-Эльтигенская десантная операция. Наибольший вклад катера внесли в успех Новороссийской десантной операции. В ней не были задействованы крупные корабли, и всё пришлось делать катерникам «москитного» флота. Каждый из 12 катеров МО-4 должен был принять 50-60 десантников на борт и привести к месту высадки на буксире два-три мотобота или баркаса с десантниками. За один рейс одна такая «сцепка» доставляла до 160 десантников с оружием и боеприпасами. В 02.44 10 сентября 1943 г. катера, батареи и авиация атаковали порт торпедами, бомбами, PC и артогнём. Порт был хорошо укреплён, и немцы открыли по катерам ураганный прицельный артиллерийский и миномётный огонь, но высадка трёх отрядов десанта началась. СКА №081 был повреждён при прорыве в порт, но высадил 53 десантника на Элеваторную пристань. СКА №0141 был протаранен в левый борт СКА №0108, потерявшим управление, но высадил 67 морпехов на Старопассажирскую пристань. СКА №0111 без потерь ворвался в Новороссийск и высадил к пристани №2 68 десантников. СКА №031 под огнём противника прорвался к пристани №2 и высадил 64 морских пехотинца. СКА №0101 высадил на пристань №5 64 десантника, а на обратном пути вывел на буксире из под обстрела повреждённый СКА №0108. СКА №0812 «Морская душа» не сумел прорваться в порт, был повреждён артогнём противника, на борту начался пожар, и катер был вынужден вернуться в Геленджик. После высадки десантников уцелевшие катера начали доставку боеприпасов и подкреплений на плацдарм, охрану коммуникаций. Историк флота B.C. Бирюк написал об этом десанте: «Новороссийская операция стала образцом смелости и решительности, отваги и мужества моряков с малых охотников, сражавшихся беззаветно и доблестно и показавших незаурядное воинское мастерство». Не случайно командующий Черноморским флотом издал приказ - приветствовать возвращающиеся в Поти после завершения Новороссийской десантной операции малые охотники построением экипажей всех кораблей эскадры.
    В истории нашего флота осталось много подвигов, совершённых экипажами малых охотников. Расскажем об одном из них. 25 марта 1943 г. СКА №065 сопровождал транспорт «Ахиллеон», шедший в Туапсе. На море был сильный шторм,волнение достигало 7 баллов. Транспорт атаковала немецкая авиация, но катер сумел отразить все их атаки и не дал атаковать цель. Тогда немецкие асы решили устранить помеху и переключились на катер. Они начали «звёздные» атаки, но командиру катера старшему лейтенанту П.П. Сивенко удалось уклониться от всех бомб и не получить прямых попаданий. Катер получил около 200 пробоин от осколков и снарядов, был разбит форштевень, сместилась рулевая рубка, пробиты цистерны и трубопроводы, заглохли моторы, дифферент на нос достигал 15 градусов. Потери составили 12 моряков. Самолёты израсходовали боезапас и улетели, а на катере ввели в действие моторы и догнали транспорт. За этот бой весь экипаж был награждён орденами и медалями, а катер был преобразован в Гвардейский. Это единственный катер ВМФ СССР, удостоившийся подобной чести.
    В сентябре 1944 г. война на Чёрном море завершилась, но катерами МО-4 предстояло выполнить ещё две почётные миссии. В ноябре 1944 г. в Севастополь возвратилась эскадра. На переходе в главную базу флота её сопровождали многочисленные катера МО-4. В феврале 1945 г. катера типа МО-4 были задействованы в охране с моря Ливадийского дворца, где проходила Ялтинская конференция союзников. За вклад в разгром Германии орденом Красного Знамени были награждены 1-й и 4-й Новороссийский, 5-й и 6-й Керченский дивизионы малых охотников. На черноморских МО воевало десять Героев Советского Союза.
     
    WR10 нравится это.
  6. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    После окончания войны, уцелевшие катера типа МО-4 были переданы в погранохрану. В её составе они продолжали службу до конца 50-х гг. Потом все они были списаны и разобраны.В память о них остался лишь цветной художественный фильм «Морской охотник», вышедший в 1954 г. В нём снималась настоящая «мошка». Но славные дела экипажей «мошек» в годы Великой Отечественной войны не были забыты. В этом большая заслуга ветеранов, которые собирали письма, воспоминания, фотографии и другие реликвии военных лет. Они на добровольных началах создавали комнаты боевой славы, небольшие музеи, публиковали статьи о славных делах катерников.

    Особо стоит отметить деятельность Игоря Петровича Чернышёва, который всю войну прошёл на «мошках» на Балтике. Сначала он был старшим помощником, потом командовал катером и соединением

    катеров. Он принял участие во многих боях, был неоднократно ранен. После войны он собирал материалы об участии катеров КБФ в войне. Его статьи были опубликованы в газетах «Красная звезда», «Советский флот» и «Краснознамённый Балтийский флот», журналах «Советский моряк», «Советский воин» и «Моделист-конструктор». В 1961 г. вышли его мемуары «На «морском охотнике», в 1981 г. «О друзьях-товарищах».

    Всю жизнь посвятил изучению боевой деятельности малых охотников Черноморского флота Владимир Сергеевич Бирюк. В годы войны он служил на «МО-022» и принимал участие в обороне Одессы и Севастополя, боях за Кавказ, морских

    десантах. Им были опубликованы статьи в журнале «Катера и яхты», сборнике «Гангут». В 2005 г. вышло его фундаментальное исследование «Всегда впереди. Малые охотники в войне на Чёрном море.1941-1944». Он отмечал, что историки уделяли действиям МО незаслуженно малое внимание и старался восполнить этот пробел.

    С помощью ветеранов-катерников в СССР удалось сохранить два малых охотника типа МО-4. На «Малой земле» в Новороссийске был установлен Гвардейский «МО-065» Черноморского флота. В музее «Дорога Жизни» в посёлке Осиновец Ленинградской области поставили «МО-125» Ладожской флотилии. К сожалению, время безжалостно, и сейчас возникла реальная угроза потери этих уникальных реликвий Великой Отечественной войны. Мы не должны это допустить, потомки нам не этого не простят.


    [​IMG]
    В таком ужасном состоянии находится последний уцелевший малый охотник «МО-215» типа МО-4 в музее «Дорога жизни», посёлок Осиновец Ленинградской области, ноябрь 2011 г, К настоящему времени с катера демонтировали всё вооружение, часть палубы провалилась, рубка разрушена. Особое беспокойство вызывают прогибы корпуса в районе рубки. Это может привести к потере уникальной реликвии времён Великой Отечественной войны
     
    WR10 нравится это.
  7. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    rMuUVtb1eDY.jpg

    СКА № 029 (заводской номер 58), построен в 1938 г. в Ленинграде на судоверфи НКВД, был на Чёрном море под номером 269, на Азовском- № 128 и вновь на Чёрном море- № 029. Командир - ст. лейтенант Тарасов.
     
    Ткаченко и WR10 нравится это.
  8. Sabot

    Sabot Мл.Сержант

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    43
    Симпатии:
    72
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    Подвиг Ивана Голубца
    Голубец Иван Карпович стал одним из украинцев, беспримерным подвигом вписавшим своё имя в историю второй обороны Севастополя и Великой Отечественной войны. Во время пожара на катере-охотнике, снаряженном множеством мощных бомб, краснофлотец проявил самоотверженность и ценой своей жизни спас от гибели людей и группу боевых кораблей.
    [​IMG]
    Родился будущий краснофлотец 25 апреля 1916 года в Таганроге. Будучи членом семьи рабочего, он после 7 классов, также избрал фабричную стезю и поступил в фабрично-заводскую школу при металлургическом заводе. Уже в возрасте 20 лет Иван был квалифицированным рабочим листопрокатного цеха Азовского метзавода им. А.А. Алексеева. Юноша, выделяющийся трудолюбием и активной позицией в коллективе, стал ударником труда и был награждён почётным знаком.
    В 1937 году Ивана призвали в Военно-Морской флот. Двумя годами позже он окончил Балаклавскую морскую пограничную школу, после чего служил в Новороссийске в 1-м и 2-м Черноморских отрядах пограничных судов. Молодой краснофлотец с первых дней принимает участие в Великой Отечественной войне.
    Когда началась оборона Севастополя, катер на котором нёс службу старший матрос рулевой Голубец, входил в Севастопольский гарнизон. Манёвренные боевые корабли охраняли выходы из бухт: катера были первыми, кто встречал прорывающиеся к осаждённому городу транспорты, и последними, кто провожал их, увозящих из крепости раненых, женщин и детей.
    Весну 1942 года Севастополь встретил, находясь уже в глубоком тылу. 25 марта рулевой сторожевого катера «СК-0183», дислоцировавшегося в Стрелецкой бухте, был послан по служебному заданию на берег. В это время противник начал обстрел бухты дальнобойной артиллерией, укрытой в районе Мекензиевых гор. Возле кораблей стали рваться снаряды, в воздухе засвистел горячий металл.
    В результате близкого попадания был повреждён стоявший у пирса катер-охотник «СК-0121»: борт пробили осколки, загорелся моторный отсек. Присутствовавшие на корабле члены команды почти ликвидировали огонь, когда рядом, почти в том же месте, что бывает крайне редко, взорвался еще один снаряд. Его осколки попали в цистерну с топливом и на корабле начался обширный пожар – горел бензин, который было невозможно потушить стандартными средствами. Пламя охватило корабль, команда была оттеснена на нос и получила приказ прыгать в воду.
    Тем временем все силы были брошены на тушение катера с берега. Ведь охотник был снаряжён к походу, на его борту находился запас мощных глубинных бомб, каждая по 160 кг весом. Это оружие обладает страшной разрушительной силой, рассчитанное на уничтожение крепких стальных корпусов подлодок сквозь многометровую толщу воды. Детонировав на воздухе, глубинные бомбы могли бы уничтожить не только все корабли, находящиеся в бухте, но даже склады, мастерские и причалы. Катер даже пытались потопить противотанковыми гранатами, но безуспешно, ведь бросать их нужно было так, чтобы не спровоцировать взрыва больших бомб.
    Казалось, выхода не было, но тут появился решительный краснофлотец – Иван Голубец и сделал то, что никто бы ему не приказал. На бегу он застегнул бушлат, надвинул на глаза зимнюю шапку и через железную баржу, рядом с которой был пришвартован горящий охотник, по горящим сходням устремился в самый огонь – на корму, где крепился опасный груз. Будучи опытным военным моряком, Иван знал, что в первую очередь необходимо сбросить в воду глубинные бомбы. Но рычаги сбрасывающих устройств заклинило, и краснофлотец принялся вручную скатывать за борт начинённые взрывчаткой бочки. По рассказам очевидцев, чёрный дым от горящего топлива скрыл моряка и с берега только по всплеску бомб знали, что тот жив и продолжает свою работу.
    [​IMG]
    Когда Голубец сбросил все большие бомбы, он принялся за малые, которых на катере было 22 штуки. Но огонь уже подобрался к палубным кранцам, где хранились снаряды мелкого калибра для пушек катера. Заряды начали взрываться один за другим, пронзая окружающее пространство тучами осколков. С берега в мегафон старшему матросу кричали, что пора спасаться – самое главное сделано, но тот, выглянув из дыма в тлеющем бушлате, махнул, что еще немного…
    Бомбы взорвались, обломки катера разбросало на десятки метров, берег окатило волной, а на ближайших зданиях побило крыши. По силе взрыва можно было предположить, что Ивану Голубцу не хватило времени на сброс всего двух малых бомб. Кроме взлетевшего на воздух катера «СК-0121», больше ни один корабль в бухте повреждён не был, и не погиб ни один человек, кроме отважного матроса добровольца.
    Как пишет в мемуарах пребывавший в то время в Севастополе военный корреспондент Николай Ланин, ему довелось беседовать с сослуживцами и друзьями отважного краснофлотца. «Сидя у койки Ивана Голубца, еще никем не занятой, я в крохотном носовом кубрике слушал рассказы о нем не час и не два», - говорит автор. По словам командира, Голубец был очень умелым матросом, заядлым спортсменом и к тому же самым весёлым человеком на корабле. Товарищи уверены, что Иван оценивал опасность, но гибнуть не собирался: «Он удачливый был… Самую малость не успел!».
    Указом Президиума Верховного Совета СССР 14 июня 1942 года старшему краснофлотцу Голубцу Ивану Карповичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Также он была награждён орденом Отечественной войны I степени и орденом Ленина.
    В Севастополе на берегу Стрелецкой бухты, недалеко о того места, где матрос совершил свой подвиг, установлен обелиск.
    [​IMG]
    Сейчас этот памятник находится на территории военной части.
    [​IMG]
    [​IMG]
    Также в Севастополе в честь Ивана Голубца названа улица,
    [​IMG]
     
    WR10 нравится это.
  9. WR10

    WR10 Рядовой

    Регистрация:
    30 ноя 2014
    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    4
    Баллы:
    1
    Пол:
    Мужской
    Описание конструкции катера

    Как уже указывалось выше, малые охотники типа МО-4 спроектированы как дальнейшее развитие охотника типа МО-2. В отличие от МО-2, им незначительно увеличили длину и ширину, а так же убрали срез палубы в корме, борт уменьшили на 100 мм, к тому же катера получили более мощные главные двигатели, что способствовало увеличению полного хода.

    Корпус

    Гладкопалубный, деревянный. Катер имел трехслойную деревянную обшивку с прокладками из перкаля. Надстройка состояла из боевой рубки и открытого ходового мостика. Непотопляемость обеспечивалась делением корпуса водонепроницаемыми переборками на 9 отсеков. Катер имел удивительную непотопляемость, бывали случаи, когда катера приходили на базу даже с оторванным носом. Спасательные средства на катерах представлены одной четырёхвёсельной шлюпкой, расположенной в корме на палубе, и спасательными кругами.

    Силовая установка
    Механическая, трёхвальная с тремя бензиновыми моторами ГАМ-34БС по 850 л.с., обеспечивала полную скорость до 27 узлов. Вид топлива бензин марки Б-70. На катерах военной постройки устанавливались моторы различных марок и мощности, на некоторых катерах имелось по два мотора, а скорость не превышала 22-24 узлов.

    Электроэнергетическая система
    Включала две динамо-машины постоянного тока ПН-28,5 мощностью по 2 кВт, расположенные в кормовом машинном отделении. Машина закрытого типа со смешанным возбуждением создавала напряжение 115В при силе тока до 17А.

    Бронирование
    Экипажи старались повысить боевые возможности своих МО. Усиливали постоянное и съёмное бронирование толщиной 5-8 мм (на ходовом мостике, на бортах в районе цистерн с топливом, на баке).
     
    Sabot нравится это.
  10. WR10

    WR10 Рядовой

    Регистрация:
    30 ноя 2014
    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    4
    Баллы:
    1
    Пол:
    Мужской
    Чертежи малого охотника

    ohotnik.gif

    I — гюйс-шток со штаговым огнем, 2 — леерное ограждение, 3 — шпиль, 4 — контроллер шпиля, 5 — рубка, 6 — сирена, 7 — антенный ввод, 8 — мачта с ходовыми огнями, 9 — сигнальный прожектор, 10—катерный компас, 11—ветровое стекло, 12—главный магнитный компас, 13 — пенные огнетушители, 14 — лучевая антенна, 15 — лотковый бомбосбрасыватель, 16 — корзина под дымовые шашки, 17 — флагшток с нижним кильватерным огнем, 18 — патрубок газовыхлопа, 19 — привальный брус, 20 — фальшкиль, 21 — иллюминатор, 22 — гребной вал, 23 — кронштейн гребного вала, 24 — гребной винт, 25 — перо руля, 26 — цепной палубный клюз, 27 — цепной стопор Легофа, 28 — футшток, 29 — сходня, 30 — ящик с сигнальными флагами, 31 — шлюпка ял-2, 32 — минные рельсы, 33 — люк, 34 — якорь Холла, 35 — киповая планка, 36 — кнехт, 37 — вывод камбузной дымовой трубы, 38 — дымовая труба, 39 — 45-мм артиллерийское орудие, 40 — кранец первых выстрелов, 41 — люк, 42 — поручень, 43 — спасательный круг, 44 — бортовые отличительные огни, 45 — противопожарный шланг, 46 — машинный телеграф, 47 — веха, 48 — съемный лист над первым машинным отделением, 49 — пулемет ДШК, 50 — вентиляционный раструб, 51 — световой фонарь, 52 — съемный лист над вторым машинным отделением, 53 — вентиляционный раструб, 54 — малые глубинные бомбы, 55 — стеллаж, 56 — большие глубинные бомбы, 57 — морские дымовые шашки (МБДШ).
     
    Sabot нравится это.
  11. WR10

    WR10 Рядовой

    Регистрация:
    30 ноя 2014
    Сообщения:
    4
    Симпатии:
    4
    Баллы:
    1
    Пол:
    Мужской
    Первые ракетно-пусковые установки на малых боевых кораблях Черноморского флота

    Утром 2 апреля 1942 года из Новороссийска вышел с важным военным грузом транспорт Pestel, идущий в Керчь. Его конвоировали два «охотника». На одном из них, МО-084, которым командовал лейтенант А.Кривоносов, имелись реактивные установки.

    Когда небольшой караван находился между Новороссийском и Анапой, сигнальщик доложил о фашистском торпедоносце, который, поднявшись, лег на боевой курс. Тотчас же был открыт огонь из крупнокалиберных пулеметов. Но самолет двигался на избранный для атаки транспорт, несмотря на протянувшиеся к нему пунктирные трассы. Открыли огонь и с катера МО-14 (лейтенанта М.Кузьмина). Когда дистанция до немецкого гидросамолета-торпедоносца сократилась, с катера МО-084 (лейтенанта А.Кривоносова) были пущены залпами реактивные снаряды (эрэсы) с дистанционными взрывателями, установленными на дальность, превышающую дистанцию, с которой самолет сбрасывает торпеду. И двенадцать огненных стрел, оставляя шлейфы порохового дыма, прочертили безоблачное небо навстречу вражескому самолету.

    Через несколько секунд вокруг торпедоносца появились густые черные клубки разрывов. Один из них возник под самым крылом самолета. Было заметно, как его тряхнуло взрывной волной. Вражеский торпедоносец отвернул с боевого курса, отказавшись от атаки. Было видно, как немецкие летчики сбросили в открытом море торпеду, а самолет, оставляя шлейфы порохового дыма, снижаясь потянул к берегу. В катерном журнале боевых действий помощником командира катера МО-084 лейтенантом В.Школа было записано: «В районе мыса Утриш залпом РС (реактивных снарядов) отбита атака торпедоносца противника. Вражеский самолет предположительно подбит». Эта лаконичная запись зафиксировала начало боевого применения реактивного оружия на нашем флоте. Транспорт Pestel с ценным воинским грузом вовремя прибыл в порт назначения.

    «Еще в 1941 году, - вспоминает В.Т.Проценко, - как только массы торпедников узнали о «катюшах», голубой мечтой каждого стало иметь на своем катере реактивное оружие.»

    Приоритет в широком практическом осуществлении этой идеи принадлежит именно черноморским катерникам. Использовались реактивные снаряды (РС), полученные у авиаторов.

    Командир «охотника» лейтенант А.Кривоносов предложил ставить их на треноге - как крупнокалиберный пулемет. Механик дивизиона инженер капитан-лейтенант Н.Попов - свой способ. После долгих споров приняли решение Терновского - крепить ракетные пусковые установки к 45-мм артиллерийскому орудию. Наводка на цель производилась механизмами пушки, стрельба из которой велась как обычно, независимо от пуска эрэсов. При этом можно было вести огонь из пушки и использовать механизмы ее наведения для стрельбы ракетами. Попов быстро сделал все эскизы крепления ракетной установки, за ночь ее изготовили в авиационных мастерских. На каждое орудие поставили по две направляющих со штурмовика Ил-2. В последних числах апреля 1942 года реактивная установка была смонтирована на катере МО-084, которым командовал лейтенант А.Кривоносов. В тот же день под руководством капитан-лейтенанта Г.Терновского был произведен первый, опытный выстрел из самодельных корабельных реактивных установок. Испытания прошли успешно. Установке был присвоен шифр РС-82 ТБ.

    Они активно применялись на Чёрном море как в боях с катерами противника, так и по целям на берегу при проведении десантных операций. Например, в конце 1942 г. СКА №044 и №084 в районе мыса Железный Рог обстреляли PC немецкую батарею. После трёх восьмизарядных залпов она была подавлена. Это позволило высадить на берег разведгруппу. Всего в 1942-43 гг. на Чёрном море катерами было израсходовано 2514 PC.
     
  12. Ткаченко

    Ткаченко Рядовой

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    25
    Симпатии:
    43
    Баллы:
    3
    Пол:
    Мужской
    Адрес:
    Севастополь
    Находится на 35 Батарее ,напротив пушки Канэ.
    Из интервью Володина В.И каналу НТС.
    http://www.nts-tv.com/history/14174-rubka-morskogo-okhotnika.html
    К началу июля 1942 года количество людей у причала 35-й батареи превышало десять тысяч человек. Ночью приходили корабли, совершавшие переход из Новороссийска. Они подвергались непрерывным бомбежкам. Некоторые из них, забрав людей, так и не смогли добраться на Кавказ. Из десяти сторожевых катеров или «морских охотников», которые участвовали в эвакуации, осталось семь. До сегодняшнего дня сохранился лишь один из них.
    В октябре 2012 года в музейный комплекс позвонил севастополец Александр Цуканов. Он предложил передать музею рубку одного из «Морских охотников» времён Великой Отечественной войны, которая находилась в кооперативе «Рыбак-2».
    «Эта рубка много лет, много десятков лет использовалась в качестве подсобного помещения. Здесь было хранение парусов, каких-то весел, маленькая мастерская. Однажды мы вышли в море на яхте с молодыми ребятами, которые сейчас увлекаются историческими поисками, ищут различные артефакты. И когда они увидели эту рубку, у них сразу возникла масса вопросов».
    «На втором этаже находилась его деревянная пристройка, а первый этаж – собственно вот эта рубка, алюминиевая, есть четко просматриваемый один иллюминатор, видны фрагменты того, что на ней было, леера, что-то еще крепилось. Но больше ничего».
    «Когда он очистился, посмотрели на него, и нам стало грустно. Как же мы его перевезем? Он же немедленно расползется, как только мы начнем его поднимать. Придумали – насквозь балку продеть через эти две двери, занайтовать его и таким образом аккуратно-аккуратно привезти. Привезли сюда на 35-ю батарею. Наши сотрудники ходили, ужасались. Но старая вещь, мы к старому относимся с придыханием. Дальше что-то надо делать».
    За помощью обратились к командующему Черноморским флотом Александру Федотенкову, по ходатайству которого однажды уже восстановили музейный экспонат – пушку Канэ. В этот раз помочь взялся коллектив 91-го судоремонтного завода Минобороны России. Прежде чем приступить к ремонту, Валерий Володин рассказал, чем ценен этот экспонат.
    «И когда они узнали историю этих катеров, легендарную историю, то тогда они по-другому стали относится к этому заказу. И тот перечень, который мы определили, к нашей радости и к нашему удивлению был перевыполнен».
    Кроме основных восстановительных работ, по чертежам сделали мостик, поручни и трап. Настелили рыбинцы, прикрепили козырек. Особым удивлением для сотрудников музея стали корабельный телефон и штурвал. Так всего за несколько месяцев удалось вернуть к жизни рубку одного из семи легендарных «морских охотников», которые в июле 1942 года осуществляли эвакуацию последних защитников Севастополя.
     
    Sabot, Held и Андрей Сергеевич нравится это.

Поделиться этой страницей