Шестая Страшенная Площадка

Тема в разделе "КНИГИ, ЖУРНАЛЫ, СТАТЬИ ПО ВОЕННОЙ ИСТОРИИ", создана пользователем Наталья А, 29 дек 2014.

  1. Наталья А

    Наталья А Старшина

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    272
    Симпатии:
    508
    Баллы:
    18
    Пол:
    Женский
    Сайт:
    Многие знают, что крымских партизан в 1942-1944 годах поддерживала авиация, снабжая продовольствием, оружием, обмундированием, вывозя на Большую землю раненых и больных. Некоторые могут назвать, а опытные туристы – ещё и показать, основные площадки, с которых взлетали самолёты. В целом известно их пять, даже по данным архивных документов: первая, Тарьер, в Крымском заповеднике; вторая, Иваненкова казарма, на Долгоруковской яйле, чуть севернее; третья, «малая» - на нагорье Орта-Сырт в зуйских лесах; четвертая и пятая на Караби-Яйле, причём называется одна «Большим баксанским аэродромом». Но совсем единицы знают, что была ещё одна площадка, на границе старокрымского и эльбузлинского лесов. И полёты советских летчиков на неё связаны с интереснейшей историей спецгруппы разведчиков и спасения Героя Советского Союза!

    Расскажем сначала о нашем Герое. Кашуба Павел Тарасович - пилот 2-й авиационной группы особого назначения Генштаба Красной Армии. Родился в 1913 году в Ставропольском крае. В начале тридцатых годов окончил Краснодарский кооперативный техникум, а затем учился в Московском планово-экономическом институте. Но армейская жизнь взяла своё. В 1936 году окончил Ейское военно-морское авиационное училище летчиков, но по решению врачей был списан из строевой части. В 1937-41 годах работал в Пятигорском аэроклубе, а затем летчиком в подразделении лесной авиации в Архангельской области. Но с июня 1941 года он - пилот 2-й авиационной группы особого назначения, которая выполняла специальные задания в тылу врага. Например, 13 октября 1941 года отважный летчик, в сложных условиях наземной и воздушной обстановки, вывез из окружения раненого командующего Брянского фронтом генерал-лейтенанта А.И. Ерёменко. Кстати, до полета Кашубы многие летчики пытались спасти комфронта, но терпели неудачи – либо гибли, либо бились при посадке. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 ноября 1941 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм, старшему лейтенанту Павлу Тарасовичу Кашубе присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 521).

    Переучился на знаменитый «дуглас» - транспортный самолёт Ли-2, летал в 1-й авиатранспортной дивизии ГВФ, было такое специфическое соединение. С началом войны Гражданский воздушный флот был мобилизован, и самолеты авиатрядов стали основой последующего создания полков и дивизий, выполнявших, как правило, перевозки, десантирования и спецоперации – полеты в тыл, к партизанам или с разведгруппами. В сложных условиях глубокого тыла противника капитан Павел Кашуба произвел в октябре-ноябре 1942 года пять посадок в районе горных партизанских лагерей и вывез 85 раненых и больных партизан. За это же время отважным летчиком совершены восемь полётов по сбросу спецгруза партизанам. В феврале-марте 1943 года Павел Кашуба совершил 21 вылет в Крым, забросил партизанам тонны различных грузов и 29 парашютистов-подрывников. Как гласят официальные документы на награждения, «при выполнении задания в ночь с 14 на 15 марта самолет Героя Советского Союза был подбит огнем вражеской зенитной артиллерии и совершил вынужденную посадку. Оказавшись на территории, захваченной врагом, Павел Кашуба принял все меры к спасению экипажа и находившихся на борту самолета парашютистов-десантников и вывел их в безопасное место». Его и разведчиков спасли - но об этом чуть позже.

    В 1944 году отважный летчик неоднократно летал к партизанам Украины, Белоруссии и Прибалтики. Всего с 1941- го по 1943 год Павел Кашуба налетал 1180 часов, из них 315 ночью. Совершил 69 ночных вылетов в тыл врага, в том числе 10 с посадкой. А к сентябрю 1944 года отважный летчик совершил более 200 боевых вылетов в глубокий тыл противника.

    В декабре 1944 года капитан Павел Кашуба, выполняя специальное задание командования, вылетел к партизанам Югославии. Из боевого вылета не вернулся, и долгое время считался пропавшим без вести. Спустя много лет после войны на разбитый транспортный самолет С-47 наткнулись геологи, пробиравшиеся сквозь буковую чащу в южной части Закарпатья. Сегодня в этом месте установлен обелиск, на котором выбито: «Здесь похоронен летчик Герой Советского Союза капитан Павел Тарасович Кашуба. Вечная память Герою, погибшему в борьбе за освобождение любимой Родины от фашистских захватчиков». Когда-то на Западной Украине ещё так писали….

    А вот у истории со спасением Кашубы есть предыстория. И связана она ни много, ни мало с операцией «Цитадель», которую немцы подготавливали на Курской дуге. Точнее, в ней планировалось использование новейших образцов боевой техники, которая испытывалась – где бы вы думали – в крымском Присивашье! Именно туда, в район солончаковых степей нынешнего Советского и Кировского районов и отправлялась группа разведчиков. Сбросил её 14 марта сорок третьего именно Кашуба со своего «дугласа». При этом он, маскируя задание, успешно отбомбился по поезду вблизи Владиславовки. Вернувшись в Адлер, экипаж (командир – Кашуба, штурман старший лейтенант Волков, второй пилот лейтенант Павлов, бортмеханик лейтенант Зубов, бортрадист Волынский, стартех Глушков) в ночь снова был запланирован на переброску спецгруппы в Крым. Но вражеский налёт на аэродром, казалось, внес коррективы – едва спасли самолёт от пожара, штурмана забрали в другой экипаж. Остался за него Волынский, опытный радист. И вылет всё-таки состоялся! Снова над морем, через свет прожекторов и огонь зениток на Чауде. Но в условленном месте выброски сигналов от высадившейся группы не было, Кашуба принял решение повернуть назад. И тут у злополучной Владиславовки снова обстрел, попадания, перебито управление рулями высоты. Опытный пилот, Кашуба, всё же спланировал и посадил самолёт! Почти без потерь – у Волынского переломана нога да десантники отделались ушибами.

    Тут надо сделать важнейшую оговорку и рассказать о группе разведчиков-парашютистов. До недавнего времени их имена нигде не упоминались, закрытая всё-таки информация была. В начале девяностых годов её рассекретили. С помощью работников Госархива АР Крым нам стала известна вся группа: Анатолий Гаврилов (командир группы), Василий Большаков, Василий Кирсанов, Николай Сидоров, Тимофей Калаев, Василий Грабаров, Пётр Шмат, Тихон Бобров, Георгий Засухин, Василий Старокожев, Таисия Опарина. Может, кто-то из читателей узнает имена своих предков?
    Но вернёмся к потерпевшим аварию, спешно покидающим место падения самолёта. Пошли они на юго-запад, к спасительным горам и старокрымским лесам. Пока ночь, шли, днём пришлось переползать. Но и немцы и румыны не дремали, бросились в погоню, задействовав более 200 человек, миномёты и даже самолёт-корректировщик. На прикрытие добровольно остались увеченный Волынский и один парашютист, Грабаров. Они погибли в неравном бою, но группе Кашубы удалось попасть в район леса у старокрымской горы Козьей. Хотя и в лесу снова был бой с преследователями, это уже не голая степь – и десантники с авиаторами прорвались. Ушли по памяти в старый партизанский лагерь, но никого там не застали – разгром, несколько трупов партизан. Захоронили их, долго блуждали по лесу. Только на девятый день встретились с партизанами.

    Это был самый тяжелый и мрачный период крымского партизанского движения. В тот март сорок третьего постоянных отрядов в Восточном Крыму не было, всего в крымском лесу оставалось не более 260 человек, из которых только несколько десятков человек сохранили силы ходить на боевые и продовольственные операции, а остальные охраняли стоянки и занимались хозяйственными делами. Увы, и в нашем случае это была только разведгруппа в шесть человек. А ведь её найти – надо уметь. Умеющим оказался бывший крымский партизан Василий Старокожев, боец Судакского отряда, эвакуированный в своё время на Большую землю и ставший там парашютистом - разведчиком. Он, оказавшись в знакомых местах, и имея некий партизанский нюх, сумел распутать следы, оставленные партизанской разведкой. Но среди партизан царил голод, вскоре стали опухать и люди Кашубы.

    Еле смогли связаться с Кавказом – в группе десантников была радистка Тася Опарина – и попросили помощи. На пятнадцатые сутки блужданий прилетел самолёт, но на условленную площадку для сброса груз не скинул из-за облачности. Кашуба разозлился, послав радиограмму: «Пошлите не болта, а лётчика!». Пилот Иван Нижник (это он прилетал) на давнего друга по аэроклубу не обиделся, но уже в следующую ночь с маленькой «уточки» сбросил партизанам и десантникам восемь мешков с продуктами. Потом ещё летали на Р-5 Владимир Булгаков и Владимир Бычков, сбрасывали продовольствие, оружие, боеприпасы.

    Вскоре встретились с небольшим отрядом партизан под командованием Куртсеита Муратова и Сандро Чачхиани. Всего стало около полсотни человек, пилот Павлов назначен начштаба. В начале апреля получили радиограмму: «Подготовить площадку для приёмки трех самолётов, на которых экипажу Кашубы прибыть на Большую землю. Отряд передать Чачхиани. Булатов». Начались поиски подходящей площадки. И подготовка лётчиков на кавказских аэродромах – нужны опытнейшие. Вызвались лететь Иван Нижник, Николай Огарков и Виктор Царевский, хорошо знавшие Кашубу и маршруты полётов в Крым. Командование Гражданского воздушного флота согласилось. А вот с площадкой получилось не очень…. Подходящей для приёма нескольких более вместительных самолётов партизаны так и не обнаружили. Потому Кашуба схитрил, радируя, что нашёл подходящую площадку – чуть не целый аэродром! Но попросил маленькие У-2. Пилоты-друзья поняли замысел, но виду не подали – чем меньше начальство знает…. Полетели с аэродрома Агой в ночь с 18 на 19 апреля.

    В пути сначала шли тройкой – по авиационному, «звеном»: Нижник ведущий, Огарков и Царевский - ведомые. По пути отказывали приборы у Нижника, но всё равно шли до Керченского пролива. Над Чаудой их осветили прожектора, а в районе бухты Двуякорной строй был разбит плотным зенитным огнём. В самолёте Царевского поразили топливный бак, и пилот повернул назад, кстати, вернувшись чудом. В суматохе обстрела лётчики потеряли друг друга, и уже самостоятельно выходили на площадку. Сели почти одновременно, Нижник немного быстрее. И диву дались, чуть «не гробанувшись»!

    Площадка представляла собой сырое картофельное поле, метров тридцать в ширину и полтораста в длину. Да ещё с уклоном, да ещё в километре от неё стояла румынская застава! Расчёт был только на нежелание румын воевать, они и, правда, не сунулись. Около пятнадцати партизан провожали Кашубу и Павлова. Лётчики, заросшие бородами и сильно похудевшие, отдали остающимся всё съестное: крошки, муку…. Взлетели благополучно, успешно прибыли и на Кавказ.

    За спасательный полёт Нижник и Огарков получили по ордену Красного Знамени. Кашуба, к чести героя, добился, чтобы эвакуировали остальных членов своего экипажа и больных десантников. Как вспоминал Нижник в беседе с другим Героем Советского Союза, авиатором и писателем Василием Емельяненко, разведотдел посылал на площадку летчика Колдылаева с каким-то агентурным разведчиком, но самолёт разбился и сгорел. «Обожглись на нем, и площадку с учёта сняли, - рассказывал Иван Яковлевич, в преклонных годах живший в Щебетовке. - Её ещё называли «страшенной»!» Нижник скончался, и похоронен в щебетовской земле. В принципе, недалеко от «своей» «страшенной».

    Сейчас площадка частично заросла кустарником, и по ней ходят стреноженные лошади – пасутся. Всего в паре километров село Переваловка, раньше – деревня Эльбузлы. Дороги мимо бывшего колхозного поля разбиты лесовозами, и добраться до места можно только пешком. Конечно, никаких памятных знаков на «страшенной» нет. Старики в Переваловке и не слышали, что здесь садились самолёты – но дело в том, что со времён войны тут почти не осталось местного населения, все приезжие, переселенцы. Ничего не знают тут и о Кашубе, даже о таком Герое Советского Союза не слыхивали.

    Зато в другом месте помнят своих героев. И связана эта память с разведчиками из первой группы, выброшенной Кашубой в присивашской степи. Судьба этих людей, советских и испанских коммунистов и патриотов, полегших в бою под нынешними селами Шубино и Токарево, интересна. История та же, военная. Но вот точка на карте Крыма совсем другая.


    Сергей Ткаченко

    Фото и репродукция автора.
    http://novoross.info/uploads/posts/...i-zdes-byl-osnovnoy-partizanskiy-aerodrom.jpg
    Караби - здесь был основной партизанский аэродром
    http://novoross.info/uploads/posts/2013-03/thumbs/1362392031_posadochnaya-ploschadka-6.jpg
    Письмо Кашубы партизанам (из фонда музея Ичкинского партизанского отряда).
    http://novoross.info/uploads/posts/2013-03/thumbs/1362392054_pismo-kashuby-partizanam-kryma.jpg
    http://novoross.info/uploads/posts/2013-03/thumbs/1362392019_foto-kashuby.jpg
    Герой Советского Союза Павел Кашуба


    источник http://www.novoross.info/ecskluziv/17146-krym-kray-russkiy-shestaya-strashennaya-ploschadka.html
     
    Totleben, Старшина Команды и Maya нравится это.
  2. Наталья А

    Наталья А Старшина

    Регистрация:
    29 ноя 2014
    Сообщения:
    272
    Симпатии:
    508
    Баллы:
    18
    Пол:
    Женский
    Сайт:
    о летчиках 23-го Берлинского им.А.Невского и Б.Хмельницкого полка гражданской авиации(совершавших знаменитые посадки на Крымских яйлах )
    тут http://forum.vgd.ru/108/35779/0.htm?a=stdforum_view&o=
     
    Старшина Команды и Norman нравится это.
  3. Пугачев Сергей Петрович

    Пугачев Сергей Петрович Рядовой

    Регистрация:
    22 июл 2020
    Сообщения:
    1
    Симпатии:
    1
    Баллы:
    1
    Пол:
    Мужской
    Мне, эту страшенную, показывал Кушнир Яков Михайлович ( командир Судакского партизанского отряда где-то в 80-е годы прошлого века ).
    Кстати, один из парашютистов - разведчиков мой дед Старокожев Василий Георгиевич. И , описанный случай, в семейных сагах присутствует...
    Также, как и то, что где-то в 1942 году он прошёл обучение в разведывательно диверсионной школе в районе Новороссийска.
    Там он прошёл, в том числе, парашютную подготовку.
     
    Андрей Сергеевич нравится это.

Поделиться этой страницей